Военные действия между финскими и советскими войсками в рамках Великой Отечественной войны часто интерпретируются историками как отдельная полноценная война.

В отечественной историографии события 1941-1944 годов принято выводить под названием Советско-финский фронт. В Финляндии распространено иное наименование – Война-продолжение: ее напрямую связывают с советско-финским конфликтом 1939-1940 годов, который окончился подписанием Московского мирного договора. По его условиям к Советскому Союзу отошла северная часть Карельского перешейка с Выборгом и Сортавала, а также другие приграничные территории и несколько островов в Финском заливе. Из-за развязывания войны СССР был исключен из Лиги наций, однако выполнил поставленную задачу – отодвинул границу на безопасное расстояние от Ленинграда.

Собственно, взаимные территориальные претензии и легли в основу нового конфликта.

С нападением немцев на СССР шансы финнов на реванш существенно возрастали. Поэтому в июне 1941-го они охотно предоставляли свои авиационные и морские базы для операций вермахта. К концу первого года Великой Отечественной финские войска оккупировали почти всю Карелию, включая Петрозаводск. Наверное, каждому у нас известно, что финны приняли наиактивнейшее участие в блокаде Ленинграда. То есть, в сознании советских людей это был враг, по уровню своего вмешательства в войну мало чем отличавшийся от немцев.

Советские успехи

Степень готовности финского руководства к контактам с СССР в период конфронтации менялась пропорционально успехам на фронте. Так, если в начале 1942 года президент Ристо Рюти и главнокомандующий Карл Маннергейм решительно уклонились от любых переговоров, которые пыталась вести советский посол в Швеции Александра Коллонтай, то в 1943-м они уже были согласны обсуждать условия мира. При этом возвращать оккупированные территории Советскому Союзу Финляндия отказывалась наотрез.

В 1944 году ситуация кардинально развернулась в пользу СССР.

Авиаудары по Хельсинки вызвали панику у населения и продемонстрировали бесполезность финской системы ПВО. А стартовавшая в июне Выборгско-Петрозаводская операция, в ходе которой РККА очистила обширные территории, заняла Выборг и Петрозаводск, поставила финскую армию на грань поражения. И если Рюти оставался верен Берлину и продолжал отклонять вариант сепаратного мира с СССР, то сменивший его 4 августа в президентском кресле Маннергейм не считал себя связанным соглашениями с нацистами и почти сразу запросил у Москвы условия прекращения боевых действий. Иосиф Сталин был предельно лаконичен: полный разрыв с Германией и вывод сил вермахта до 15 сентября.

Письмо Гитлеру

Жесткая позиция советского руководства вынудила Маннергейма написать письмо Адольфу Гитлеру, в котором престарелый маршал взял на себя ответственность за судьбу финского народа.

«Предпринятое русскими в июне большое наступление опустошило все наши резервы, – отмечал бывший генерал Русской императорской армии в послании, текст которого приводится в научно-исследовательской статье Валерия Журавеля «Выход Финляндии из войны: история и современность». – Мы не можем больше позволить себе такого кровопролития, которое подвергло бы опасности дальнейшее существование маленькой Финляндии. Даже если судьба не принесет вашему оружию удачи, Германия, тем не менее, продолжит существовать, чего не скажешь о Финляндии. Если этот четырехмиллионный народ будет сломлен в войне, не вызывает сомнения, он обречен на вымирание. Не могу подвергнуть свой народ такой угрозе».

4 сентября, ровно через месяц после вступления Маннергейма в должность, финские орудия умолкли. Красная армия прекратила военные действия на этом направлении на следующий день после приказа командования финских войск о завершении боев по всему фронту. После выхода официального Хельсинки из войны в одностороннем порядке советские военнослужащие еще почти целые сутки захватывали в плен парламентеров и сложивших оружие офицеров, объяснив позже свои действия бюрократической волокитой. Полное прекращение огня с советской стороны начало действовать с 8 утра.

Сталин и Маннергейм через посредников приступили к диалогу о мире. Вместе с тем немцы отказались покидать финскую территорию и после указанного им крайнего срока. Это спровоцировало так называемую Лапландскую войну между недавними союзниками. Победа в ней, как считается, досталась Финляндии.

Суд над президентом

Для ведения переговоров в Москву прибыла делегация во главе с новым премьер-министром Андерсом Хакцелем. Его принимал нарком иностранных дел Вячеслав Молотов. Третью сторону, Великобританию, представляли посол Арчибальд Керр и советник Джон Бальфур.

«От Финляндии требовалось закрыть организации, которые СССР считал фашистскими, – объясняется в современном финском учебнике истории. – Напротив, запрещенная до войны коммунистическая партия легализовывалась и возобновляла свою деятельность. Заключенные в тюрьмы коммунисты подлежали освобождению.

Договор о перемирии также обязывал Финляндию осудить своих лидеров военного времени как военных преступников.

Под давлением СССР финский парламент издал закон об организации судебного процесса по военным преступлениям. Еще хуже, что для суда этих людей нужно было доставить в СССР. Восемь финских лидеров получили в итоге тюремные сроки. Президент Рюти был обсужден на десять лет».

Инициатором его привлечения к ответственности выступил Андрей Жданов, обвинивший Рюти в попытке уничтожения Ленинграда и истреблении городского населения. Сам бывший глава финского государства отказался скрыться за границей и назвал судебный процесс «фарсом», ответчиком в котором стал финский народ.

Аналогичные санкции в отношении проявившего полную лояльность к СССР Маннергейма не рассматривались.

Роль Жданова

Кроме того, СССР потребовал от Финляндии выплаты военных репараций на общую сумму $300 млн. В рамках перемирия СССР начал строительство базы для своих войск в Порккале, расположенной недалеко от Хельсинки. Отсюда советские представители планировали следить как за столицей соседнего государства, так и за движением судов в Финском заливе. 25 сентября 1944 года была сформирована Союзная контрольная комиссия в Финляндии (СККФ) под председательством Жданова.

«В полдень 19 сентября 1944 года в Москве Жданов подписал соглашение о перемирии союзников по антигитлеровской коалиции с Финляндией. Примечательно, что Жданов подписал этот исторический документ не только как представитель СССР, но по поручению и от имени британского короля, – указывается в книге Алексея Волынца «Жданов». – В соответствии с соглашением Финляндия обязалась отвести свои войска за линию границы 1940 года, освободить всех военнопленных, разоружить находящиеся на ее территории германские войска, предоставить Советскому Союзу необходимые аэродромы и военно-морскую базу рядом с Хельсинки, а также выплатить за причиненные убытки контрибуцию $300 млн (в современных ценах — порядка $15 млрд)».

Около 430 тыс. человек из переданных Советскому Союзу областей подлежали перемещению в другие части Финляндии. Некоторые не захотели покидать свои дома и стали, таким образом, советскими гражданами. Вместе с тем в СССР вернулись финны-ингерманландцы, переселенные теперь вглубь страны.

Исторические оценки

«Финляндия проиграла главные свои сражения во Второй мировой войне, но сохранила независимость, – такую оценку договору о перемирии дают современные финские историки. – Успешные срывы советского наступления в заключительной фазе войны несколько ослабили для нас условия соглашения.

Тем не менее, потеря территорий и сумма репараций считались тяжелыми.

СССР не оккупировал Финляндию, потому что Финляндия четко следовала всем пунктам Московского перемирия. СССР был заинтересован в стабильной Финляндии. После проведенных выборов страна получила новое правительство. Строя свою новую политику, независимое государство отныне всегда оглядывалось на большого соседа».

С тезисом о том, что в ходе переговоров Советский Союз не стремился ущемлять государственную самостоятельность Финляндии, что происходило в некоторых других случаях, согласны и российские историки.

«Из всех стран, непосредственно граничащих с нами – как исторически, так и в результате распада СССР, – это наиболее спокойный для России сосед, в отношениях с которым нет нерешенных политических проблем, нет опасности межнациональных и этнических конфликтов», – отмечал в своих мемуарах дипломат Юрий Дерябин, в первой половине 1990-х служивший послом России в Хельсинки.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Оставьте ответ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь